La coleccion

RU: Русский

ES: Español

Главная | Фото | Испанский язык | Кулинария | Путешествия | Разное | Ссылки | Гостевая книга

Аргентина: Буэнос Айрес

Кладбище Реколета: Семья Доррего и Индарт – Сколько стоит материнский прах?

Луис Доррего и Салас (Luis Dorrego y Salas, 1784-1852) был братом полковника Мануэлья Доррего (Manuel Dorrego), губернатора провинции Буэнос Айрес, свергнутого и расстрелянного генералом Лавалье (Lavalle). Также он был компаньоном Хуана Мануэля де Росас (Juan Manuel de Rosas) - который в 1829, свергнув Лавалье, захватил власть и занимал пост губернатора течение 24 лет, – владея вместе с ним первой солеварней, расположенной в Килмесе (Quilmes) под названием "Las Higuerillas".

Он был женат на донье Инес Индарт и Игарсабаль (Inés Indart e IgarzInábal), с которой у них было шестеро детей: Луис Мелитон (Luis Meliton), Тереса (Teresa), Магдалена (Magdalena), Анхела (Angela), Инес (Inés), Фелиса (Felisa).

Анхела вышла замуж за Мануэля Ортис Басуальдо (Manuel Ortiz Basualdo), и на Кладбище Реколета находится также и могила их сына – доктора Луиса Доррего Ортиса Басуальдо (Luis Dorrego Ortiz Basualdo).

Утром 26 августа 1881 года во дворец Миро (где она жила с ее мужем, Мариано Миро (Mariano MirInó)) Фелиса Доррего получает вот такое письмо:

“Сеньоре донье Фелисе Доррего де Миро и ее семье”:

Уважаемая сеньора и все семейство:
Пробежав глазами эти строки, возможно, Вы лишитесь чувств, но это – зло, которого мы не можем избежать, и мы вынуждены по не зависящим от нас причинам продолжить это письмо, несмотря на все наше сожаление, что мы и делаем.

После такой преамбулы, мы сообщаем вам без лишних подробностей, что останки вашей покойной матери, доньи Инес де Доррего, которые покоились с недавнего времени в склепе семьи Доррего, были похищены нами прошлой ночью, 25 числа этого месяца, а следовательно находятся в нашей власти, вне Кладбища Реколета.

Одновременно с этим, мы добавим, что с этими останками обращаются с уважением, и они нетронутыми вернутся на то место, откуда были забраны, однако с одним условием – если вы изъявите желание быть с нами уступчивыми.

Нам известно, что донья Инес де Доррего, умирая, оставила своим любимым детям огромное состояние. Мы также знаем, что эти дети оплакивают ее и почитают ее, так как она была любящей и заботливой матерью; и что ее дети ни за что на свете не захотели бы видеть ее священные останки оскверненными и развеянными по ветру в неизвестном месте.

Мы знаем, что семья сеньоры Доррего до известной степени рьяно чтит ее незапятнанное и знатное имя, которое злые языки не смогли и, возможно, никогда не смогут опорочить. И также мы знает, что для богатых и щедрых наследниц доньи Инес де Доррего несколько миллионов песо было бы мелочью, незначительной суммой...

Более четко подводя итоги: Вы, донья Фелиса Доррего де Миро, и Ваша семья, в течение 24 часов выплатите нам сумму в два миллиона песо по текущему курсу, что является эквивалентом восьмидесяти тысяч патаконов (старинная серебряная монета), если хотите, чтобы останки вашей покойной матери, доньи Инес де Доррего, были возвращены нетронутыми в семейное погребальное святилище, откуда они были извлечены, и так, чтобы никто не узнал о случившемся, в чем мы вас заверяем...

Ведь несомненно справедливая критика общества покроет вас позором и бесчестьем, навсегда запачкав ваше чистое до сегодняшнего дня имя. "Богатые дочери", – скажут люди, - "а какие лишенные дочерних чувств, ведь из-за нежелания расстаться с некой суммой денег, и под глупыми предлогами...".

Ведь все меры предосторожности, и все самые благоразумные действия были предприняты с нашей стороны и будут предприняты, чтобы лишь посмеяться над любым действием полиции. Так что прежде, чем принять решение, подумайте хорошенько. Пусть Ваше решение не станет плодом ослепления или внезапного и необдуманного порыва: ведь это может спровоцировать еще больше проблем...

Кавалеры Ночи”.

Семья решила заявить в полицию, несмотря на все угрозы и "утонченный стиль" письма загадочных Кавалеров. Но сначала Фелиса Доррего посоветовалась на этот счет со своим мажордомом. "Невозможно такой тяжелый гроб вытащить с кладбища так, чтобы никто ничего не заметил", - усомнился слуга, на долю которого выпала честь нести его во время погребальной церемонии.

Он оказался прав. Останки не покидали пределов кладбища, они были найдены в пантеоне Дона Франсиско Рекихо (Francisco Requijo), на двери которого был сломан висячий замок.

Но полиция продолжила расследование. Они приготовили коробку с фальшивыми купюрами и проинструктировали семью, как вести себя, чтобы обмануть бандитов и поймать их. На следующее утро во дворец Миро пришел человек, требующий денег.

Полиция проследила за ним, и ей удалось арестовать всех подозреваемых, в числе которых находился и главарь банды - Альфонсо Керчовен де Пеньярада (Alfonso Kerchowen de Peñarada), бельгиец по происхождению, ищущий по свету легкой наживы.

В Уголовным Кодексе Аргентины в то время не было подходящей статьи, поэтому виновные были осуждены лишь за небольшие преступления, и остались на свободе. Благодаря тому, что подобное никогда раньше не происходило, и такое дело впервые появилось в суде, с тех пор в Уголовный Кодекс страны включена статья 171, которая предполагает от 2 до 6 лет лишения свободы за "похищение трупа с целью получения за него выкупа".

Вернуться к списку статей

Яндекс.Метрика